Аэропорт Хургады. К оружию!

Уже первые наши шаги по древней египетской земле сопровождались событиями из разряда ни то комических, ни то трагических, ни то из области национального своеобразия. 
Еще в самолете вся компания пассажиров начала чувствовать некоторое возбуждение, порожденное отнюдь не предвкушением свидания с Красным морем. Это было возбуждение от страха.
Что это был за страх такой и какова была его природа, стало понятно не сразу. Он нарастал с каждым мгновением и диссонировал с мерно и успокаивающе жужжащим мотором лайнера. Это был страх загнанного в западню животного перед более сильным хищником. Банальная самолетная ситуация, имя которой дьюти фри.
Мужик вез свое семейство отдыхать. Семейство было совершенно не страшным – худосочная мамаша и сынишка-недоросль с узенькими плечиками и пустыми глазками. Мужик, само собой, туша с потным затылком, возвышался основательной громадиной, вывалившей свои телеса из неудобного кресла прямо в проход. Зрелище этого семейства как-то сразу привлекло мое внимание: промелькнула быстрая мысль — как хорошо, что я не оказалась рядом с этой публикой.
Что-то было в их глазах, выражениях лица, позах такое, что вызывало смутное желание отойти, убежать, не видеть. Это что-то обычно заставляет животное одного вида уйти с территории животного другого вида. Не то что бы они опасались один другого. Просто они не одной крови. Так и тут, народ старался это семейство обойти стороной, освобождая их пространство, которое они и не отвоевывали. Они просто были там.
Часа через два-три, когда самолетный обед был съеден, с той стороны стали раздаваться возмущенные возгласы, сопровождающиеся могучими русскими междометиями: «Я еду в отпуск, б…, и имею право! А мне пох…, что у вас нельзя! Зато у меня можно! У меня отпуск уже начался, ясно тебе (это он стюардессе), к… ё…!». Оказалось, что обед был запит содержимым коричневой бутылки, которой мужик активно размахивал, подтверждая авторитетность вышесказанного. Стюардессы с круглыми от ужаса и бессилия глазами стали сбиваться в стаю для коллективного отпора, не имея уверенности в его успехе.
В самый кульминационный момент спича об отпуске и правах из ватерклозета вырулил неловкой походкой недоросль, за которым потянулся удушающий туалетный сигаретный запах. Стюардессы переключились на новую проблему, оставив права отпускника в покое. Парниша выглядел совсем паршиво, дискредитируя национальную способность много и сладко выпивать. Урок празднования отпуска явно не пошел ему на пользу, так что в биологический вид своего отца он явно не вписался, но урок, как наплевать на правила и других, он явно усвоил. Мадам сидела не в теме, периодически издавая утробные звуки.
Худо-бедно угомонились, лететь оставалось всего ничего, и семейство, пристегнутое ремнями, засопело, издавая фантастическое амбре клопами их импортного напитка. Инцидент закончился, все успокоились, зная этот русский опыт – проснутся с головной болью и бузить будет не с руки. Все снова расслабились в ожидании посадки.
Огромный Боинг открыл свое чрево и выпустил содержимое. Покидая душный салон, на выходе каждый получал лобовой удар. Дело было в начале марта, выезжали из снегов и двадцатиградусного мороза, а попали в зной самого жаркого лета: это организму нужно было еще как-то осознать.
Все вышли из самолета, погрузились в автобусы – и стоим, никуда не едем. Две минуты, три минуты – и вдруг по летному полю прямо к нашему самолету бегут со всех сторон египетские полицейские. Их было человек десять. С разных сторон с визгом тормозов и сиренами им на помощь примчались три полицейские машины, из каждой выскочили еще по четыре. Одеты они были в черную форму, тяжеленные ботинки, в руках каждого из них по полицейской дубине, каждый придерживал кобуру, которая была уже наготове, на поясе автоматные патроны, а сам автомат висел наискосок, готовый выпустить автоматную очередь. И весь этот спецназ сошелся у трапа самолета, с которого никак не хотел сходить только один русский – тот самый мужик, обрадовашийся своему отпуску так некстати.
Отделенные от мужика автобусным стеклом бывшие попутчики довольно созерцали это зрелище, грозящее обернуться серьезным побоищем и международным скандалом.
Египетская полиция восхитила всех. Как они хорошо вооружены и натренированы, как слаженно они действуют и, как парадокс, все супротив одного единственного русского. Улавливалось чувство национальной гордости: один пьяный русский против целого отряда египетских полицейских.
Но мужик вступил в бой не по правилам, что явилось полной неожиданностью для египтян. Кто-то из них умудрился подойти к нему сзади, скрутить руки и придать ускорение. Но наш стал так сильно лягаться, раздавая удары по причинному месту полицейских, что им пришлось отступить. Забыв про свое вооружение, египтяне приняли правила уличной драки.  И все-таки силы были не равны. Мужик начал свой отдых в Египте с обследования его земли носом, что напоминало какой-то эпизод из полицейского боевика, а наши автобусы наконец тронулись к хургадинскому аэропорту. Отдых обещал быть забавным.

 


About Мария

Друзья, присоединяйтесь к нам! Если вам понравилось то, что вы читали на нашем блоге, то почему бы вам не подписаться на наши обновления в RSS - Вконтакте - Твиттер - Фейсбук. Ведь человек любопытен, а мы будем и дальше рассказывать, как многообразен мир и неоднозначна жизнь.

Подписаться

✔ Забронировать дешевые авиабилеты
✔ Забронировать дешевые отели
✔Забронировать квартиру и получить скидку 25$
✔Найти удаленную работу и жить путешествуя

Комментарии:

No comments yet.

Добавить комментарий