Демонстрации братьев-мусульман в Хургаде.

братья-мусульмане в Египте

Накануне выборов президента, а это было весна-лето 2012 года, созванивалась с друзьями-египтянами из Каира, Александрии и городов египетской глубинки. Все они были настроены выбирать президента из демократического лагеря. В первом туре выборов остался Шафик, человек из команды Мубарака, и Мурси, представитель партии братьев-мусульман. Ни один из кандидатов, к которым склонялись мои египетские друзья (а их далеко не один десяток), во второй тур голосования не вышел. Теперь им выбирать было уже не из кого. Фундаменталист Мурси или старая гвардия в лице Шафика.

Образованный египетский класс, преподаватели и врачи, мало-мальски способные оценить ситуацию, испытывали чувство глубочайшего разочарования, будто их обокрали, будто жертвы площади Тахрир были напрасными. И знаете, что они придумали? – бойкотировать дальнейшие выборы. Причем об этом  решении мне сообщили не только столичные жители, но и жители Кены и Рез Гареба, а это уже глухая провинция. 

Это что же получается? Они не пойдут на выборы, доверив такое серьезное мероприятие случайности или тем, кто имеет свой интерес. Я принялась увещевать. Дескать, вы, ребята, не дурите. Идти нужно хотя бы для того, чтобы вычеркнуть обоих. В этом смысл демократии. А они безнадежно меня не слушались: незачем идти, т.к. их голоса уже ничего не решат.

Египтяне – народ упертый; для них собственные исторические процессы внове, будто никогда и нигде ничего подобного не происходило. Никто из моих друзей на выборы президента не пошел. Я эту ситуацию расценила как статистику.

А потом объявили результат – Мурси и братья-мусульмане. Фундаментализм в Египте – это серьезно. Мои опасения стали подтверждаться. В египетском обществе стала чувствоваться набирающая обороты атмосфера страха и охоты на ведьм. Не только копты, но и сами мусульмане стали ждать репрессий.

Но интересная вещь: появилось множество молодых людей, которые пошли учиться в духовные школы, заделались рьяными поборниками исламских ценностей, а в их планы стала входить карьера духовного исламского лидера. Как правило, эти молодые люди получали путевку в жизнь через вступление в партию братьев-мусульман. Ничего не напоминает? Мне – многое.

Конечно, кто-то приспособился к новой ситуации, кто-то поимел свою выгоду, кто-то примкнул к правящей партии по убеждению. В общем, обычное дело. Поэтому вполне естественно, что военный переворот в июле 2013 года поддержали не все. Египетское общество разделилось на два лагеря, готовых начать гражданскую войну.

братья-мусульмане в Египте

В туристических зонах тоже было не спокойно. Отпраздновав падение режима, египтяне столкнулись с выступлениями и демонстрациями сторонников Мурси даже в Шарме и Хургаде. Буквально через три-четыре дня после переворота произошел террористический акт в Каире, который унес жизни шестидесяти человек. Братья пытались заставить себя уважать, и это у них на тот момент получилось. Египетские власти запретили вывозить туристов на какие-либо групповые экскурсии, а о Каире и Александрии даже разговора не было. Да и какой здравомыслящий турист поедет в самое пекло? Мы отсиживались в своей туристической резервации, довольствуясь прогулками поодиночке. Но ежевечернее можно было наблюдать следующую картину. Буквально возле каждой мечети собирались сторонники свергнутого президента и братьев-мусульман. В каких-то местах их было больше, в каких-то — меньше. В пику им противники тоже митинговали. Политическая жизнь кипела и у нас, в Хургаде. Особенность этого курорта состоит в том, что туристы не особенно отделены от местного населения, поэтому, отправляясь прогуляться, можно было встретить толпу то братьев, то демократов. Проблема заключалась только в том, чтобы не перепутать одних с другими. При определенной наблюдательности можно было научиться различать лозунги и речевки, а также одежду. Среди братьев большинство митингующих были одеты в традиционные одежды – галабеи. 

Египетские друзья не пускали меня  на братские митинги, аргументируя это тем, что я турист, а те против проникновения неверных в их страну и культуру. Короче, береженого Бог бережет. Для меня братья-мусульмане были все теми же любимыми египтянами, улыбчивыми и радушными. Но это было ошибкой, опасаться их стоило. Я совсем забыла, что страна в состоянии гражданской войны. Мне потом объяснили, почему мне, туристу, не следует вступать в какое-либо общение с митингующими братьями. Не потому даже, что я своим присутствием нарушаю их принципы и мешаю заниматься политическим делом. Они могут пойти на любые, порой непредсказуемые действия, как то —  захватить туриста в заложники, чтобы диктовать, застрелить, чтобы запугать.

Митинги братьев-мусульман стали превращаться в демонстрации. Сначала они проходили в жилых нетуристических районах, а потом на главных улицах. Это уже была не радостная хаотичная толпа ликующего народа – это был строй, и выглядел он устрашающе. Кто-то один выкрикивал какую-то фразу, а строй в продолжение вторил: «Аллах Акбар!»

Мы услышали братскую речевку издалека и вышли из отеля смотреть. Машины, как по команде, все до единой съехали на одну сторону и двигались в одном направлении – прочь. Встречное движение исчезло. Автобус–трансфер, который привез туристов из аэропорта, стал неуклюже пятиться задом, потому что сманеврировать на вторую полосу у него уже не было ни возможности, ни времени. Охранники повыходили и выстроились живым коридором, загораживая вход в свои отели. Мы, любопытные варвары, никак не хотели прятаться и остались на крыльце. К нам подтянулся смешной англичанин, который до этого расхаживал в национальной египетской одежде, завел себе друзей-лавочников и ежевечерне курил с ними кальян. 

Звуки приближались. Машины исчезли, люди, кроме охранников, тоже. Время было позднее, за полночь. Туристы кто уже спал, кто сидел в баре. Их было мало. Картина представляла собой следующее. Впереди ехала машина с громкоговорителем. Оттуда раздавались лозунги и молитвы. Машина была накрыта белым покрывалом. Ехала она медленно. За ней шли белые парадные галабеи, их было довольно много, будто хадж в Мекке совершают. А следом обычная толпа с транспарантами. Впечатление организованности пугало.

Наш отель располагался как раз в конце главной улицы, и здесь они остановились. Сгрудились и стали петь и плясать египетские танцы с барабанами. Завидев нас, туристов, сгрудившихся на крыльце отеля и щелкающих фотовспышками, несколько демонстрантов отделились от основной толпы и направились к нам. Это не было забавным. Это было грустно. Они трясли портретом Мурси, который мало думал об этих простых людях, когда был у власти. А сейчас, они его защищали, апеллировали к иностранцам, выкрикивая, что Мурси их законный выбранный президент. А что иностранцы? Им забавно. Они просто щелкают фотоаппаратами.

Демонстрация развернулась и стала двигаться обратно по нашей стороне. Охранники во избежание проблем запихали нас в отель смотреть на происходящее через стекло. Аргумент был убийственный – в заложники не хотите ли? 

Когда демонстранты прошли, англичанин схватил меня за руку  и стал звать во второй выход из отеля. Я не пошла, мне было грустно. Да уж, правильно пел Шевчук: «Революция, ты научила нас верить в несправедливость добра…».  Кто будет отвечать за этот хаос? Скорее всего, этот бедняк в потертых джинсах и сломанных очках, который потрясал портретом Мурси, – для него он был неким символом законности и демократии, которой никогда не было и которая вряд ли будет в Египте.

Демонстранты убрались восвояси, оставив на асфальте какую-то надпись белой краской.

братья-мусульмане в Египте

Что там было написано, мы не поняли, местные оглашать не стали. Утром ее не стало. Смыли. А еще через неделю разыгралась кровавая драма в Каире.



About Мария

Друзья, присоединяйтесь к нам! Если вам понравилось то, что вы читали на нашем блоге, то почему бы вам не подписаться на наши обновления в RSS - Вконтакте - Твиттер - Фейсбук. Ведь человек любопытен, а мы будем и дальше рассказывать, как многообразен мир и неоднозначна жизнь.

Подписаться

✔ Забронировать дешевые авиабилеты
✔ Забронировать дешевые отели
✔Забронировать квартиру и получить скидку 25$
✔Найти удаленную работу и жить путешествуя

Комментарии:

No comments yet.

Добавить комментарий