Коптское пение в коптской церкви

коптская церковь

В Хургаде есть еще одна коптская церковь. Как-то сомнительно, чтобы на достаточно большой город был только один христианский храм, когда копты здесь попадаются на каждом шагу. Примечательно, что в отелях их можно встретить в основном среди официантов, очень редко среди барменов, а среди гидов, отельных охранников или на ресепшене – никогда. Хлебные должности все заняты мусульманами, а коптам остается что-нибудь менее денежное и престижное. Даже идти далеко не нужно – уже в отелях видно, что копты в Египте не в чести.

Тем не менее, в Хургаде коптов много, особенно в районе Старого города. Там почти все лавки заняты ими. Кто-то — хозяин, кто-то — продавец. Очевидно, они чувствуют себя спокойнее в районе, где стоит главная коптская церковь.

Я решила выяснить, где еще в Хургаде есть христианский храм. Нашла первого попавшегося копта, у которого подглядела татуировку в виде креста на запястье, и поинтересовалась, действительно ли таковой имеется. Мы в этот момент были на главной улице Шератон. Молодой человек сразу же оживился, принялся рассказывать, как туда пройти, и в конечном итоге приготовился стать хелпером – довести нас до церкви лично.

В Египте общение с местным населением устроено так, что непременно думаешь о том, что, предлагая свою помощь, египтянин рассчитывает на вознаграждение. Это не совсем так, а порой и совсем не так.

Чтобы не задаваться этой проблемой, мы решили от его помощи отказаться и найти церковь самостоятельно. Посему мы двинулись вдоль Шератон стрит до ресторана Макдонадьдс. Там нам предстояло свернуть в переулок. Дело было вечером. Макдональдс мы нашли быстро по яркой красной надписи и повернули налево. Лавок с барахлом для туристов становилось все меньше, да и лавочники уже не приставали с дурацкими вопросами: «Уэра ю фром?». Минут через десять мы оказались в совершенно темном, неосвященном месте, то и дело спотыкаясь о камни и выбоины. Такое было ощущение, что дороги здесь асфальтировать совсем не нужно, хотя дома были не старые, даже аккуратные, свежепокрашенные в веселенькую пастель.

Еще минут через пять мы оказались в совершенно темном, безлюдном месте. Стало как-то немного не по себе. Утешали только звуки муэдзина, которые давали ориентир на обратный путь. Мы начали суетиться и кружить между домами в поисках хоть кого-нибудь, чтобы уточнить дорогу. Тупой навигатор показывал, что мы на месте, но места мы не видели. Куда-то свернув, увидели людей в галабеях – не наши. Решили ориентироваться на женщин.

Наши христианские египтянки ходят обычно в черных юбках и черных водолазках под горло, но без платков и хиджабов, хотя и с таким же выводком детей. Слава Богу, обнаружили несколько женщин и спросили дорогу. Нас не поняли – английского они не знали. А мне-то всегда казалось, что в Египте все должны говорить по-английски. Решили действовать логически.

Женщины без платков и около десяти вечера без мужчин – однозначно идут только в церковь. Увязались за ними и дошли до странного здания, которое видели раньше, но миновали. Здание было двухэтажным, зажатым с двух сторон жилыми домами с аккуратными балкончиками. Собственно, и этот дом мало чем отличался, ну разве что двери подъезда были очень большими. Изнутри доносилось какое-то хоровое пение, больше похожее на баптистскую музыку. Потоптались у входа и рассудили так: это в любом случае христианское заведение. А оказалось, что это и есть та самая коптская церковь, которую мы уже больше часа пытаемся отыскать. Сразу попали в большой холл. Там неприятно пахло дустом, как в дешевом магазине секонд хенда. А это и была гуманитарка. В углу были разложены какие-то детские вещи и одежда, в которой человек двадцать женщин искали что-нибудь подходящее. Рядом с ними стоял батюшка в черной рясе с еще курившимся кадилом и весело болтал с детишками, которых здесь было неимоверное количество. Пару мужчин ставили свечи возле висевшей здесь же Богородичной иконы.

Мы остановились, огляделись и пошли искать саму церковь. Нужно было подняться наверх по лестнице, узкой, как в обычном подъезде многоэтажного дома. Стены явно требовали ремонта. Поднялись на два пролета и нашли женщину, которая раздавала свечи и собирала записки с именами ни то о здравии, ни то за упокой. Я задергалась, хотелось тоже поучаствовать в молебне, но как написать свою записку – никак. Английского тут вообще не слыхали, русского тоже, а арабского я не знаю. Делать нечего, пошли дальше.

коптская церковь

Мы оказались на какой-то праздничной службе. Возле алтаря выстроились женщины, одетые во все белое. Они пели. Это мы их слышали с улицы. Пели они какие-то удивительные, мелодичные песни. Мелодии были простыми, но язык не был похож на арабский. Не было этих гортанных звуков, невоспроизводимых европейцами. Знакомых завываний тоже не было. Песни были какие-то детские, но они хватали за душу, какая-то тоска по людской доброте, открытости, наивности щемила грудь. Они пели, а мы слушали, пытаясь сделать запись чахленькой телефонной камерой, потому что совсем не думали, что захочется сохранить для своего сердца этот добрый напев убогого, но такого родного христианского Египта.



About Мария

Друзья, присоединяйтесь к нам! Если вам понравилось то, что вы читали на нашем блоге, то почему бы вам не подписаться на наши обновления в RSS - Вконтакте - Твиттер - Фейсбук. Ведь человек любопытен, а мы будем и дальше рассказывать, как многообразен мир и неоднозначна жизнь.

Подписаться

✔ Забронировать дешевые авиабилеты
✔ Забронировать дешевые отели
✔Забронировать квартиру и получить скидку 25$
✔Найти удаленную работу и жить путешествуя

Комментарии:

No comments yet.

Добавить комментарий