Горний женский монастырь: люди и судьбы.

горний монастырь в эйн кереме

В любой поездке, будь то другая страна или даже просто другой город, самое интересное – это, конечно, общение с людьми. Только люди наполняют необычный ландшафт, природные фокусы, достопримечательности душой и теплом. Через неделю, через месяц, но мы уезжаем из этих чудесных мест, увозя с собой груду фотографий, материальное свидетельство того, что мы здесь были. Сердце не забьется быстрее, когда через год, через два мы будем перебирать свою коллекцию разных видов на море, на водопад, на какой-нибудь памятник или здание. Но определенно душа встрепенется, если где-то там мы оставили человека, с которым общались близко и доверительно.

Не так давно я как раз перебирала свои израильские фотографии, и, странное дело, рассказывая о своей поездке друзьям, собирающимся в Иерусалим, я начинала вспоминать о людях, которых мне довелось встретить в Старом городе, в Вифлееме, в православных монастырях, на улицах и базарах, в кафе и автобусах. Именно благодаря этим воспоминаниям о людях «мой Иерусалим» снова наполнился звуками, запахами, красками.

Вот передо мной фотографии Горнего монастыря в Эйн Кареме. Я ездила туда несколько раз и познакомилась с монахинями, живущими в этом монастыре.

Горний монастырь был основан в 1880-х годах на русских землях, приобретенных архимандритом Антонином (Капустиным). После Октябрьской революции 1917 года монастырь оказался под юрисдикцией Зарубежной Русской Православной Церкви и был возвращен Московскому Патриархату только в 1948 году. И уже в середине 1950-х годов Горний монастырь стал пополняться монахинями из России. Но и до этого времени сюда вели разные дороги.

Мне довелось познакомиться с монахиней Горнего монастыря матушкой Татьяной, человеком необыкновенной доброты и непростой судьбы. Как рассказывала матушка Татьяна, она родом из-под Брянска, где пересекались сразу три границы – России, Белоруссии, Украины. Всю их семью в 1942 году, ей тогда было лет 10, немцы угнали в Германию, где они оказались в лагере, а затем их направили работать на немецкую семью. Матушка Татьяна очень не любила рассказывать об этом времени, но всегда повторяла, что ее мать и отец много молились и уповали на Божью помощь. Действительно, истинно верующим Бог помогает. Позднее отец стал работать на каком-то немецком военном заводе, а мать осталась в немецкой семье. Но с детьми их не разлучили, и семью удалось сохранить.

Когда война заканчивалась, в Германию вошли союзники. Семья матушки Татьяны оказалась на территории, оккупированной американцами, и встал вопрос, куда дальше, возвращаться ли в Советский Союз? Отец отказался: в свое время им пришлось пройти через раскулачивание, и обида на несправедливость и жестокость осталась. Штаты пригласили к себе, и отец принял решение ехать туда. Матушка Татьяна вспоминала, что в это время у нее появилось непреодолимое желание отправиться в Иерусалим, настолько непреодолимое, что она готова была ехать туда даже без семьи.

В житийных произведениях о монахах агиографы обычно пишут, что святой в какой-то момент начинает осознавать, что ему нет места в миру, что он должен оставить все, что связывает его с мирской жизнью, и посвятить всю свою оставшуюся жизнь Богу. Уговаривать и увещевать в такие моменты бесполезно, человек повинуется какому-то зову, которых не слышен остальным, и его поступки начинают казаться алогичными, странными.

Нечто подобное случилось и с матушкой Татьяной. Свой дальнейший путь она видела не иначе, как только на Святую землю. Тогда семья разделилась. Отец отправился в Штаты, а мать поняла желание дочери и вместе с детьми подалась в Иерусалим.

Здесь матушка Татьяна стала послушницей в монастыре святой Магдалины. В ее послушание, как и для всех молодых послушниц, входила обязанность прислуживать оказавшимся здесь русским монахиням, которые происходили из старинных дворянских фамилий. Как прислуживали? Да вшей искали. Дело в том, что до тех пор, пока не появилось государство Израиль, воды в этих краях не было и с гигиеной было туго. Водопровод, канализация и другие плоды цивилизации появились позднее.

Какое-то время матушка Татьяна свое послушание исполняла, а потом возмутилась и потребовала, чтобы ее начали учить чему-нибудь важному для монастыря и для нее самой. Тогда же обнаружилась ее склонность к рисованию. Так определилась дальнейшая судьба матушки Татьяны – иконопись, которой она занимается до сих пор, став монахиней Горнего монастыря.

Вскоре в Иерусалим приехал отец, семья воссоединилась на Святой земле. Родители матушки Татьяны похоронены вместе здесь же, в монастыре святой Марии Магдалины.

Живет матушка Татьяна не на территории монастыря, а в двухкомнатной келье в Старом городе, пишет иконы удивительной красоты, много молится и соблюдает строгие посты. Многие местные жители знают матушку Татьяну и очень ее уважают, что было видно из того, с каким почтением и радостью встречали ее в арабских кофейнях, мимо которых мы с ней проходили. Было совершенно не важно, что матушка Татьяна русская и православная. Я видела, с какой заботливой симпатией к ней относились палестинцы, и христиане, и мусульмане, а ее простой визит в кофейню за стаканчиком морковного сока почитали себе за честь.

Покинув родину в десятилетнем возрасте, матушка Татьяна больше никогда не возвращалась, не довелось ей больше увидеть родную землю. До сих пор матушка Татьяна тоскует по России, до сих пор в ней живет память о цветущем вишневом саде, и запах цветущей вишни не забывается. Он ей иногда снится.

Там же, в Горнем монастыре, я познакомилась с еще одной монахиней, матушкой Еленой. Я встретила ее в соборном храме Всех Святых. Кстати сказать, храм начинали строить еще в 1911 году, а закончили строительство только в 2007. Здесь я и разговорилась с матушкой Еленой. Она первая спросила меня, из каких я мест и откуда родом. Я ответила, что родилась в Самаре. Радости ее не было предела. Сама матушка Елена из Пензы, а Пенза даже по русским меркам не так уж и близко, но тут, на Святой земле, я была для нее не просто соотечественницей, а землячкой. Я для нее была чем-то вроде дыхания родины, с которой матушка Елена рассталась более 30 лет назад.

Не забывается Россия, не оставляет в покое. Уж и родных у русских монахинь не осталось, и воспоминания стерлись, и новая жизнь давно сложилась, а тоска по родине остается неизбывной. Не довелось мне пообщаться с монахинями из других стран, но любопытно было бы узнать, это только наше, русское, чувство, или другие тоже испытывают нечто подобное?

горний монастырь в эйн кареме

Вообще, в Горнем монастыре живут не только русские монахини. Насельницы монастыря многонациональны, и живут землячествами, помогая друг другу, поддерживая одна другую, общаясь друг с другом. Конечно, антагонизма по национальному признаку в монастыре нет, но узы дружбы завязываются здесь, как правило, внутри своего землячества. Но только не среди русских монахинь. Среди них существует какая-то настороженная разобщенность. Об этом мне поведала матушка Елена, чем не вызвала у меня удивления. Мне вспомнились слова юродивого Акинфия, умнейшего человека, который наш национальный характер определил очень тонко: «Нам, русским, хлеб не надобен. Мы друг друга ядим, чем сыти бываем».

И при этом, когда наступают по-настоящему тяжелые времена, все дрязги, ссоры и обиды остаются в прошлом. В немощи и болезни сестры-монахини ухаживают друг за другом до самого конца. Все остается в прошлом. Остается только та самая любовь к ближнему, к которой призывал Христос.


About Мария

Друзья, присоединяйтесь к нам! Если вам понравилось то, что вы читали на нашем блоге, то почему бы вам не подписаться на наши обновления в RSS - Вконтакте - Твиттер - Фейсбук. Ведь человек любопытен, а мы будем и дальше рассказывать, как многообразен мир и неоднозначна жизнь.

Подписаться

✔ Забронировать дешевые авиабилеты
✔ Забронировать дешевые отели
✔Забронировать квартиру и получить скидку 25$
✔Найти удаленную работу и жить путешествуя

Комментарии:

2 Responses to Горний женский монастырь: люди и судьбы.

  1. Таня 02.02.2014 at 18:56 #

    Монахини-самый трогательный рассказ из израильского цикла. Становлюсь постоянной читательницей вашего сайта.

    [Ответить]

    Мария Reply:

    Спасибо. Здорово, что есть читатели

    [Ответить]

Добавить комментарий