В гости к Пушкину. Михайловское

По дороге в Михайловское.


«Пушкин – наше все». Хорошо сказано, русскому человеку приятно, потому что «нашего», и чтоб ничьего больше, осталось не так уж много. Собрались в Михайловское спонтанно и по причине сугубо материальной: школьников везти надо в воспитательных целях, это раз, не далеко, это два, недорого, это три. Короче, собрались и поехали. В силу того, что ехали из сугубо дельных соображений, а не по велению сердца и ума, особых трепетных ожиданий не было.
Однако часов через пять утомительной автобусной езды стал меняться пейзаж. Похолодало, на дороге появились следы легкого заморозка (у нас-то в октябре холодами даже не пахло), традиционный и скучный елово-сосновый лес-посадка начал все больше разбавляться какими-то лиственными деревьями, на которых распластался мох.
Псковская земля севернее, там холоднее, растительность другая, ландшафт другой – холмистый. Дороги стали хуже, какие-то неудобные, узкие, никаких тебе придорожных кафе – все до ветру. Теперь очередь за дураками. Должны же они появиться. И появились.
Мы прикатили в Пушкинские горы в три часа ночи и, конечно, сбились с пути. Водитель молоденький, не опытный, тычет пальцем в навигатор, который показывает, что мы на месте. Так-то оно так, да только не с той стороны. Вокруг спящие избушки, которые никаких любителей Пушкина не ждут.
Мы остановились, вышли посмотреть дислокацию живьем. Пока дети спали, сладко посапывая в теплом автобусе, водитель с гидом где-то долго блукали. Наконец они вернулись с какой-то очень молодой леди и автобус сразу наполнился запахом дешевого спиртного. «Это местная пьяная блядь. Она нам сейчас покажет дорогу», — с теплотой в голосе объяснил наш гид. «Пьяная блядь» довезла нас до площади, где обычно останавливаются все туристические автобусы и ретировалась. Дай ей Бог здоровья.
Первые лучи рассвета осветили окружающий пушкинский пейзаж. Золотая осень буйствовала повсюду, бабуськи пришли торговать нереально красивыми яблоками и вязаными носками. Святогорский монастырь дремал, окруженный стеной и укрытый красными листьями каких-то кустов. Домики и домишки, некоторые старые, некоторые освеженные, начинали просыпаться вместе снами.
Я мучительно искала в себе эту струну, которая наиграет мне пушкинское «очей очарование», и не находила. Очень мешало это современное мраморное здание, богатое, построенное в духе черт-те какого современного классицизма. Оно словно оскорбляло древний русский пейзаж своей неуместностью и неуместным для этих мест богатством.
Местный гид присоединилась к нам и повезла в пушкинское имение.

 
Пушкинские горы, сельцо Михайловское.

 

Везде передо мной подвижные картины:
Здесь вижу двух озер подвижные равнины,
Где парус рыбаря белеет иногда,
За ними ряд холмов и нивы полосаты,
Вдали рассыпанные хаты,
На влажных берегах бродящие стада,
Овины дымные и мельницы крылаты…
(А.С. Пушкин. Деревня. 1819 г.)


До пушкинского дома предстояло пройти небольшую поляну и лесок. В какой-то момент вся пошлость мироздания, сиюминутные заботы и мелочные беспокойства остались позади. Стыдно было тащить их за собой. Эта полянка стала для нас своеобразным чистилищем.

 

 

 

В Михайловском лучше всего в золотую осень, в яркий солнечный день, когда вся радостная палитра красок так радует глаз. И в тоже время вся эта краса природы такая непрочная, почти эфемерная. Еще день-два, и первый же дождливый день превратит всю эту роскошь в бесцветную смазанную картину.

 

 

Перед усадьбой Пушкиных нужно пройти мимо живописнейшего пруда. В самой его середине есть островок, который имеет поэтическое название «остров Уединения». Кто знает, может быть, Пушкин прятался на этом острове, чтобы подумать, помечтать. Кто знает, может быть тут были написаны пушкинские строчки
Приветствую тебя, пустынный уголок,
приют спокойствия, трудов и вдохновенья…


Эти утки не улетают из Михайловского даже зимой. Благословенные сотрудники заповедника подкармливают их и заботятся о том, чтобы у них была полынья.

 

 

Это дом замечательного человека, которому мы обязаны возрождением Михайловского, Семена Степановича Гейченко. Он прожил здесь с 1945 по 1993 год. Вот уж поистине, вечная ему память.

 

 

А вот он и дуб, который у Лукоморья.

 

 

А этот дом тоже имеет свою историю, хотя и не связанную с жизнью Пушкина. Это Колония для престарелых литераторов и учителей, лишившихся здоровья на педагогической работе. Построено это здание в 1911 г. по проекту архитектора В.А. Щуко. Сегодня здесь выставка, рассказывающая об истории сельца Михайловского. Все-таки трогательное здание. Надо же, для престарелых литераторов…

 

 

А это липы, высаженные по кругу, и столетний вяз, обязанный Григорию Александровичу Пушкину, сыну поэта. Дальше – сам дом, принявший Александра Сергеевича.

 

 

Это банька, в которой жила «добрая подружка» «бедной юности» Пушкина, няня Арина Родионовна.


 

Это видел Пушкин, когда выходил не из парадной, а боковой двери своего дома.

 

 

Вот эта дверь.

Дом-то совсем небольшой и очень скромный. К сожалению, от того самого дома, в котором коротал свои дни и дописывал «Евгения Онегина» Пушкин, остался только один фундамент. Дом был восстановлен по старинным чертежам и рисункам уже после войны. Подойдешь к окошечку, выглянешь и подумаешь, какая красота, какой покой. И поймешь Пушкина, который просился отсюда «хоть на каторгу, хоть на Соловки»: от этой тишины взвоешь, особенно в долгие зимние вечера, когда сугробы до самого подоконника.

 

 
 

Это речка Сороть, которая видела Пушкина, а он ее.

 

 

Вдали виднеется Савкина горка. Здесь лежит камень, которому около четырехсот лет. На нем полустершаяся надпись, которая гласит, что в лето 7021 и 1513 г. от Рождества Христова поп Савва поставил здесь крест в память о павших воинах. Вот и назвали это место Савкиной горкой.

 

 

А вот и Аллея Анны Керн. Она навестила Пушкина в 1825 г. Они гуляли в этом месте. Барышня споткнулась о камешек, а поэт его подобрал и хранил как память о ней.
По аллее ходить не пускают, чтобы не повредить и не затоптать корни древних лип.

 

 

Боже мой, время унесло и этих людей, и чувства, и звуки, а липы все еще живы и хранят эхо и воспоминания о «чудном мгновении».

 
Петровское. Имение Ганнибалов.


Имение Петровское находится неподалеку от Михайловского, на противоположной стороне озера Кучане. Имение принадлежало прадеду Пушкина по материнской линии Ибрагиму Петровичу Ганнибалу.

 

Дом, принадлежавший Ибрагиму Петровичу, «арапу Петра Великого».

 

 

В деревне, где Петра питомец,
Царей, цариц любимый раб
И их забытый однодомец,
Скрывался прадед мой арап,
Где, позабыв Елисаветы
И двор, и пышные обеты,
Под сенью липовых аллей
Он думал в охлажденны леты
О дальней Африке своей.  

  

 

Дом Петра Ибрагимовича Ганнибала, деда Пушкина.

 

 

Пруд слева от дома Ибрагима Петровича.

 
Тригорское. Имение Осиповых-Вульф
 


 

Аллея, ведущая в Тригорское, по которой Пушкин наведывался в гости.

 

 

Дом, принадлежащий Прасковье Осиповой-Вульф. Дом большой, не то, что у самого Пушкина. Да только какой-то он некрасивый, похож внешне на избу или сарай.

 

 

Аллея, ведущая к дому Осиповой-Вульф.

 

 

Потрясающий вид с крыльца дома в Тригорском.

 

 

 

А это баня. Надо же, здесь Пушкин выпивал с друзьями и порой до самого утра.

   

 

А вот и речка Сороть, и онегинская скамья, где как бы произошло объяснение Онегина с Татьяной.


 

Это дуб, который стоит на кургане. Он очень старый.

 

 

Святогорский монастырь, куда ходил Пушкин молиться, на монастырские ярмарки и пить наливку к игумену Ионе

.

 

И хоть бесчувственному телу
Равно повсюду истлевать,
Но ближе к милому пределу
Мне все б хотелось почивать.
Потрясающе. В молодом возрасте – и такая рефлексия, нынче и семидесятилетние старцы о своей могиле не думают.

 

 

Могила Пушкина. Не дают ему покоя, топчется народ вокруг, однако ж «народная тропа» не заросла. И слава Богу.

Заключение.
 

Спускались с лестницы Святогорского Успенского собора в молчании. Каждый думал о своем. Может быть о том, что некогда здесь жили люди, которые любили, радовались, молились. А мы заглянули лишь в щелочку, и поняли, как они были не похожи на нас, как много нас отделяет от этого мира, которого больше нет. Может быть, кто-то вздохнул о России, которую мы навсегда потеряли. А кто-то откроет томик Пушкина и вздохнет над его строчками:

И пусть у гробового входа
Младая будет жизнь играть,
И равнодушная природа
Красою вечною сиять.

О! А вот и дураки, которые непременно должны были испортить песню. Бабушки, которые выстроились вдоль стен монастыря, завидев нас, толпу детей и учителей, немедленно ощетинились букетиками из последних фиолетовых мелких хризантемок: «Купите, детки, цветочки. К Пушкину на могилку положить». Ручонки дрогнувших сердцем деток немедленно полезли в карманы достать денежку. Не все, конечно, но те, кто чувствовать умеет и кто почувствовал что-то такое, что не имеет смысла объяснять. И дурак-гид тут как тут: «Не покупайте! Это они с могилки Пушкина же собирают и перепродают». Тьфу ты, Господи, ну какая же нам разница. Это же как свечу в церкви зажечь. Авось Господь поможет нашему неверию…


About Мария

Друзья, присоединяйтесь к нам! Если вам понравилось то, что вы читали на нашем блоге, то почему бы вам не подписаться на наши обновления в RSS - Вконтакте - Твиттер - Фейсбук. Ведь человек любопытен, а мы будем и дальше рассказывать, как многообразен мир и неоднозначна жизнь.

Подписаться

✔ Забронировать дешевые авиабилеты
✔ Забронировать дешевые отели
✔Забронировать квартиру и получить скидку 25$
✔Найти удаленную работу и жить путешествуя

Комментарии:

9 Responses to В гости к Пушкину. Михайловское

  1. Анатолий Майстепанов 28.12.2013 at 13:06 #

    Побывать в Михайловском на родине Пушкина это просто мечта! Как буд то оказался давно потеряном другом мире. Здесь да же время течёт по другому неспешно, как писал Александр Сергеевич: «Я был рождён для жизни ленной, Для деревенской тишины» Атмосфера, действительно волшебная!

    [Ответить]

    Мария Reply:

    Природа здесь уникальная, это правда. Глаза закрываешь и пытаешься хотя бы немного почувствовать это волшебство. А вот насчет сегодняшней атмосферы, то она совсем не волшебная. Суета, дух холтуры и торгашества. Впрочем, это уже не к самому имению претензии.

    [Ответить]

  2. Димаш 19.01.2014 at 09:16 #

    Действительно, Пушкин-наше все. Вольно или невольно мы запоминаем его стихи, поэмы, образы. Хоть и не помним полностью, но отрывки все-равно знаем. Мы начинаем знакомиться с ним со школьной скамьи, а даже и с детского сада. Вспомните его сказку О золотой рыбке. А затем он постепенно входит в нашу жизнь и занимает, наверное, значимое место.

    [Ответить]

  3. Елизавета 08.02.2014 at 21:10 #

    Русская природа просто неописуемой красоты! Ну а поместья и дома , я думаю, уже сто раз реставрированы?

    [Ответить]

    Мария Reply:

    Да, такой природы нет нигде, это правда. Она такая разная. Может быть, потому что она наша, родная.

    [Ответить]

  4. Александра 11.07.2014 at 16:21 #

    Пушкин это поэт, который оставил огромное и ценное наследие. Его любят читать и дети, и взрослый. Безусловно, очень интересно побывать в тех местах где от жил и творил.

    [Ответить]

    Мария Reply:

    Конечно, интересно. В этих местах смотришь на пейзаж или дом, и пушкинские строчки сами вспоминаются и наполняют все вокруг особым смыслом и рождают особые чувства.

    [Ответить]

  5. Елена 13.09.2014 at 11:00 #

    С удовольствием поставила ссылку на этот рассказ ВКонтакте. Там я общаюсь со своей учительницей словесности. Спасибо интернету: мы нашлись через годы и теперь пишем друг другу бумажные письма, обмениваемся книгами, ну и в соцсети тоже общаемся. Она отозвалась: «Какая душевная радость охватывает от встреч с великими нашими усадьбами, с нашим все !…»

    Мария, я о-бо-жаю Михайловское! Была очень рада прогуляться там вновь и, конечно, настроение было ещё более приподнято благодаря стихам. Отлично! Жаль, что не было у меня тогда цифрового фотоаппарата, снимков с плёночного осталось немного. Какая там красота! Мы ходили с мужем и ахали. Он не мог не искупаться в Сороти: было лето, было тепло. Ну это те же настроения причастности к историческому месту, о чем мы говорили в статье о пляже у Петропавловки, помните?

    [Ответить]

    Мария Reply:

    Да, Елена, Михайловское — это что-то удивительное. Причем даже не усадьбы, а природа. Не знаю, как тут даже описать можно. Энергетичное место, если современной терминологией пользоваться. Неудивительно, что эти места вдохновляли Пушкина. Я в Михайловское ездила с дочкиным классом, увязалась со школьниками. Это плохой вариант. Хочу собраться и поездить по псковщине сама, без всяких детей и туристических групп. Хотелось постоять, попытаться представить, как это сидеть среди этой красоты в совершенном уединении, когда снега по самые окна и общаться с образами (я имею в виду пушкинское положение). Не дали ни дети, ни экскурсоводы — все бегом, бегом.

    [Ответить]

Добавить комментарий