Храм Святой Ирины — самый древний византийский храм в Стамбуле

храм святой Ирины в Стамбуле

Вряд ли найдется такой гость Стамбула, который бы не заглянул в Топкапы, не сфотографировался на фоне островерхих башен главных ворот, не отдохнул под сенью пятнистых деревьев дворцового сада. Но мало кто обращал внимание на притаившееся в самом углу Первого двора султанской резиденции старинное сооружение.  Во время строительства Топкапы его чудом не снесли и оставили как продолжение крепостной стены. Находясь в самом центре туристической мекки, диссонируя с османской архитектурой и выделяясь на фоне турецких достопримечательностей стамбульского центра, краснокирпичное здание парадоксальным образом остается не замеченным ни прогуливающимися в Гюльхане парке, ни стремящимися в султанский дворец, ни изумляющимися громадой Святой Софии. А ведь это не просто старое здание, сохранившееся со времен Византийской империи. Это самый древний византийский храм, построенный в честь Святого Мира, известный сегодня как церковь Святой Ирины. Храму полторы тысячи лет! Он старше церкви Сергия и Вакха, известной сегодня как маленькая айа София, старше и самой Святой Софии. Культурный слой за это время поднялся на пять метров, и церковь Святой Ирины даже с парадной стороны выглядит несколько просевшей, а, входя внутрь, нужно довольно долго спускаться по дощатому настилу. Но зато эта нижняя часть храма сохранила свой вид со времен императора Юстиниана.

Со стороны площади Султанахмет Святая Ирина совсем не видна за мощными контрфорсами Святой Софии. Со стороны входа в Топкапы Святую Ирину запросто можно принять за продолжение храмового комплекса Святой Софии: узнаваемый красно-розовый цвет кладки, вытянутые многоярусные полукруглые окна, отсутствие разделяющих ограждений. Изначально так оно, по сути, и было: у обоих храмов была общая ограда и общий клир, служба велась одними и теми же священнослужителями. Однако история у Святой Ирины своя.

византийский стамбул

Эталон византийского храма

Начинается эта история во времена правления Константина Великого (272-337).  На месте античного Акрополя и полуразрушенного храма Афродиты Константин приказал возвести храм Святой Ирины, который он планировал сделать основным православным храмом Константинополя и всего православного государства. Некоторое время храм Святой Ирины, действительно, был главным центром религиозной жизни и просвещения. Интересно, что именно в стенах патриаршего храма Святого Мира в 381 году проходил Второй Вселенский Собор, уточнивший православный Символ Веры с определением Святого Духа.

Появление православного храма на месте античных культовых сооружений весьма символично: уходила древнегреческая цивилизация и на ее развалинах нарождалась новая. Наступала эра византийской культуры.

После пожаров  творение Константина Великого пришлось восстанавливать императору Юстиниану в 537 году. Но ровно  через два века во время землетрясения рухнули своды и купол Святой Ирины. И тогда встал вопрос о необходимости защитить храм от расползания стен и разрушения в сейсмической зоне Константинополя. Любопытный нюанс: при восстановлении Святой Ирины оба ее купола расположили с опорой на крестообразные цилиндрические своды. Крестообразные своды снимали нагрузку со стен, что позволило сохранить многоярусные окна и естественное освещение внутри храма. Кстати, в соседней Святой Софии окна заложены кирпичом, чтобы цельность несущей стены  не была нарушена, потому что уже во время ее строительства стало ясно, что огромные оконные проемы не выдержат мощь всего сооружения. Однако  циклопический тяжелый купол Святой Софии до сих пор создает условия для разрушения придавленных стен.

Таким образом, Святая Ирина стала первым крестово-купольным храмом в православном зодчестве, что стало архитектурным эталоном для зодчих уже Древней Руси. Например, Десятинная церковь в Киеве была крестово-купольным храмом. Даже Софийский Собор Ярослава Мудрого, хотя и строился по образцу византийской Святой Софии, — это пятинефный крестово-купольный храм.

Кроме того, Святая Ирина — это единственный православно-византийский храм, который никогда не был мечетью и не испытывал соответствующих видоизменений. В османский период в течение многих веков церковь была арсеналом корпуса янычар, а потом — складом древностей. Сейчас — это концертный зал с изумительной акустикой.

Только в Святой Ирине сохранился атриум, помещение при входе, и  раннехристианский синтрон — поднимающиеся амфитеатром сиденья для епископов. На этом месте 28 марта 1283 г., “предварительно чисто вымыв святой престол” (как иронически писали историки), произвели в патриархи Григория Кипрского. Этому событию предшествовали ожесточенные распри между католическими и православными священниками из-за Лионской унии, заключенной с католиками Михаилом Палеологом. Скандалы, отставки, подсидки, жалобы, наветы, взаимная анафема — вот, что представляла собой жизнь церковного чиновничества. Одним словом, уния не примирила католиков с православными, а спровоцировала борьбу за власть и чины. Вот тогда сын Михаила Палеолога Андроник Второй принял необычное решение — назначить митрополитом светского человека, не имевшего отношения к внутрицерковным проблемам. Буквально за несколько дней Григория  из мирян постригли в монахи, потом произвели в чтецы, в диаконы, в епископы, в митрополиты — и сразу на высший пост патриарха. Впрочем, продержался он там недолго. В своей автобиографии Григорий писал: “Когда я взошел, а точнее сказать был затащен, на патриарший трон, то подвергся стольким несчастьям, скольким никогда никто не подвергался. Как скоро каждый предпочитал собственные удовольствия и почести божественной пользе, Церковь исполнилась смятения и бесчинств, управлять и распоряжаться там нравилось всем, а подчиняться канонам — никому, так что подтвердилась правота Платона: не каждому полезна свобода”.

ирина

Внутри храм был украшен фигурной мозаикой и фресками, но, к сожалению, они были уничтожены еще в середине VIII века самими константинопольцами в эпоху иконоборчества. Вместо Спаса Вседержителя в апсиде Святой Ирины находится огромный мозаичный крест, выполненный черными контурами по золотому фону.

Сам по себе крест как произведение искусства уникален. Во-первых, мозаика создана из тончайших пластин золотой фольги, укрепленных очень тонким слоем стекла. Во-вторых, сам апсид снаружи пятиугольный, а внутри полукруглый. Внутри полукруга  крест  выложен так, что его линии не видятся закругленными, они создают впечатление прямых. И, наконец, в-третьих, крест в апсиде Святой Ирины — это редкий образец храмового убранства иконоборческого периода. Ведь  именно крест, в отличие от икон, был универсальным и однозначным символом.

византийские храмы в стамбуле

Храм на крови

Около двух веков простояло создание Константина Великого, выполняя функции главного патриаршего храма. Однако это время ни для самого храма Святой Ирины, ни для самого Константинополя не было мирным. Империя уже тогда, в четвертом веке, начала погружаться в религиозные распри и кровавые столкновения на религиозной почве. Так в 346 году под стенами Святой Ирины разразилась одна из самых масштабных и кровопролитных в древнем Константинополе столкновений между православными и арианами. Поводом послужило нежелание православных горожан впустить в патриарший храм арианского епископа Македония. Противостояние оказалось столь ожесточенным, что войска императора-арианина Констанция Второго вынуждены были прорубать себе проход. В образовавшейся давке погибло более трех тысяч человек  прямо у входа в Святую Ирину. Хоронили погибших здесь же, у церковных стен.

Умиротворения в патриаршем храме так и не наступило. Столкновения проходили не только снаружи, но и внутри храма Святого мира. Яростные стычки между 150 епископами были постоянными, умиротворить их оказалось не под силу даже Отцу Церкви Григорию Назианзину, епископу Константинополя, который, отчаявшись, просто ушел в отставку.

Социально-политические столкновения тоже не обошли стороной «мирный» храм.  В 532 году храм Святой Ирины сгорел во время восстания «Ника», получившего такое названия из-за лозунга «Побеждай», который выкрикивали повстанцы. Самое масштабное восстание в истории Константинополя унесло тридцать пять тысяч жизней и привело к колоссальным разрушениям в византийской столице. Практически полностью выгорел весь центр города, и патриарший храм тоже был сожжен. И снова последний приют погибшие нашли вокруг почерневшего храма. При восстановлении Святой Ирины создавать кладбище под ее стенами не стали, но память о погребенных на ее территории тысяч погибших сохранилась.

храм святой ирины в топкапы

Больница Сампсона

В проеме между Святой Ириной и Святой Софией находится полузасыпанный раскоп. Начиная с 1944 года в течение двадцати лет в этом месте велись раскопки, открывшие цистерну, основание и остатки здания, примыкавшего к цоколю храма. Потом все было брошено и частично засыпано.

Что это за пристроившееся к Святой Ирине здание? Оказывается, здесь была  больница Святого Сампсона, выстроенная по приказу Юстиниана и прославившая его не меньше, чем Святая Софии. Эта больница  была на особом положении — каждый год 27 июня здесь служил литургию сам патриарх.

Сампсон был великим целителем и личным лекарем Юстиниана. Именно он убедил императора выделить огромные средства на устроение больницы. Лечение в больнице было бесплатным, сюда допускали и состоятельных людей, и бедняков. Здание состояло из двух этажей, на первом лечились мужчины, на втором — женщины, а за всеми пациентами ухаживали медсестры. Лечение, по всей видимости, было заботливым и эффективным, потому что вскоре стали появляться житийные легенды, сочетающие правду с религиозным вымыслом, а сам образ главврача Сампсона соединил дар врачевателя со святостью.

Например,  легенда рассказывает, как святой Сампсон излечил Юстиниана от червя, поселившегося у него в руке. Так или не так, но излечение правителя и победа над червем или змеем — вполне легендарный, символический, а также повторяющийся библейский и агиографический сюжет.  Тем не менее, этот сюжет — житийное объяснение основания больницы Юстинианом и назначение Сампсона главврачем.

Есть еще один забавный сюжет о больничном устройстве. Судя по всему, в больнице было что-то вроде отделений, в которых лечили определенные хвори. Так  поэт и песенник Стефан заболел таким воспалением детородных органов, что стеснялся появляться в бане. Он лег на операцию в больницу Сампсона, где его положили в отделение офтальмологии к слепым для того, чтобы его опухоль никто не видел.

В больницу Сампсона однажды пришел умирать  знаменитый разбойник. Над его еще не остывшим телом бесы с ангелами учинили спор: кому забирать душу. Бесы собрали все грехи покойного и возложили их на одну чашу весов, ангелы же не нашли в его оправдание ничего, кроме ночного колпака, которым, раскаявшись в своих преступлениях, в ночь перед смертью разбойник  утирал лившиеся ручьями слезы. Эта мокрая от слез раскаяния тряпица на другой чаше весов сразу перевесила  преступления.

Судя по всему больница была очень большой и занимала все пространство Первого двора Топкапы. Близость больницы к храму весьма символична, она врачует тело, а храм — душу.

 

 

 

 


About Мария

Друзья, присоединяйтесь к нам! Если вам понравилось то, что вы читали на нашем блоге, то почему бы вам не подписаться на наши обновления в RSS - Вконтакте - Твиттер - Фейсбук. Ведь человек любопытен, а мы будем и дальше рассказывать, как многообразен мир и неоднозначна жизнь.

Подписаться

✔ Забронировать дешевые авиабилеты
✔ Забронировать дешевые отели
✔Забронировать квартиру и получить скидку 25$
✔Найти удаленную работу и жить путешествуя

Комментарии:

3 Responses to Храм Святой Ирины — самый древний византийский храм в Стамбуле

  1. Валентина 10.02.2017 at 12:11 #

    Интересная история. Но сколько же крови пролито во имя веры. Мария, мне кажется в четвёртом снизу абзаце опечатка в имени главврача.

    [Ответить]

    Мария Reply:

    За всеми этими распрями во имя веры стоит борьба за власть, за господство, поэтому и столкновения непримиримые и ожесточенные. (Ага, опечатку нашла, спасибо).

    [Ответить]

  2. Татьяна 11.02.2017 at 15:12 #

    Маша, с огромным удовольствием прочитала статью. Дивна, дивная история храма! А насколько полезная! Теперь буду блистать знаниями перед своими экскурсантами и говорить им где и когда был построен первый крестово-купольный храм. И легенда о разбойнике очень трогательна!

    [Ответить]

Добавить комментарий